Навигация
Вернуться   Gothic Game Online World > Литературные игры > Свободные ФРПГ

Ответ
 
Опции темы
  #801  
Старый 12.02.2018, 23:48
Аватар для Nataly de Kelus
Nataly de Kelus Nataly de Kelus вне форума
Участник ТК
 
Регистрация: 13.05.2012
Адрес: Минск
Сообщений: 1,338
Репутация: 763763763763763763763
По умолчанию Re: Готический особняк

Восстановив-таки эльфу тело из той странной субстанции, в которую его превратило зелье "невидимости", зельевар отполз к какому-то ящику и устало облокотился на него. Да, такое тонкое колдовство - это все-таки трудно. Отдышавшись, он огляделся, но не заметил ничего необычного. Он редко бывал тут, чтобы удивляться каким-то изменениям.
С той стороны, где спал второй эльф, раздался тихий стук, а затем возня. Северус встал и отряхнул полы мантии, только затем повернувшись на шум.
- Проснулся? Вас поставили сюда следить за складом, а не пропускать кого ни попадя. Эти продукты идут в пищу школьникам! Как ты мог так беспечно отнестись к своим обязанностям?
- Хозяин Снейп...
- Я тебе не хозяин! Что еще за выкрутасы? Совсем магию свою позабыл?
- Хозяин Снейп, - раздался слабый голос с другой стороны, - не ругайте Тьяра, маленькая гостья неожиданно оглушила нас.
- И ты тоже хорош, - обернулся зельевар на второго уже тоже проснувшегося эльфа, про себя радуясь, что тот в порядке. - А если эта мозгошмыга перепортила продукты? Их же вся школа ест! Подлила еще какое-нибудь неудавшееся зелье в муку, и мы тут все перетравимся! В наказание оба проверите каждый продукт здесь! И про ингридиенты не забудьте, их используют в больничном крыле, а это еще опаснее.
- Хорошо, хозяин, - ответил нестройный дуэт.
- Я вам не хозяин, - повысил голос Северус. - Вам платят зарплату! Каждый месяц! Хватит вести себя как рабы!
С этими словами он вылетел за дверь, позабыв об усталости, но тут же прыгнул назад, уклоняясь от удара клинка и одновременно поднимая на уровень глаз так и не спрятанную палочку.
- Студент Сайзут!!! Что непонятного в словах "никого не убивать"?! Или вы думаете, что я не считаюсь?!
_________________________________

- Я? Заманил? Вы что-то путаете, миледи, - призрак поклонился, - я просто думал. Думается мне легче в движении, я и не знал, что вы следуете за мной.
Он подплыл ближе к змеедеве и внимательно ее осмотрел, впрочем, не удивившись необычной внешности.
- Я не смогу помочь вам согреться. Мы, привидения, можем только веять могильным холодом, - в доказательство своих слов он провел рукой по голове змеедевы. - Если Вам нужно тепло - то поворачивайте назад. Впереди только сырость и холод.
__________________
Если здесь нет виноватых, я возьму вину на себя.
Сопротивление воздуха, скажем, бывает совсем неважным для тела с маленькой массой -
И я исчезаю на самом деле, стоя в молочном отделе, из очереди у кассы,
Как стрижи. (с) Серебряная Свадьба


Полезные ссылки
Спойлер:

Персонажи Готического Особняка
Все в мире - фигня, и только этот форум вечен. Поэтому:
Вырезать аудиокусочек из ролика ютуба
Кускоритель!))) (c) Sandrin
Земля - крестьянам! Заводы - рабочим! Внешний мир - экстравертам! (с)ууу
Ответить с цитированием
  #802  
Старый 13.02.2018, 18:00
Аватар для Майор Маркус Уоррен
Майор Маркус Уоррен Майор Маркус Уоррен вне форума
ФРПГ-персонажи
 
Регистрация: 04.01.2018
Сообщений: 86
Репутация: 5
По умолчанию Re: Готический особняк

Девушка слезла с Маркуса и собиралась уже выходить из комнаты, но Уоррен, прикоснувшись к руке девушки, сказал:

- Не нужно. Лучше ложись вот сюда, - улыбнулся Маркус, указав на подушку, и опустил Клементину на кровать, укрыв её одеялом. - Ну-с, миледи, - Уоррен приблизился к Клементине, коснувшись губами кончика ее носа. - Нас ведь с вами один чудак отвлек?
__________________
Вы все тут потакаете своим порокам, а я хочу потакать своим.

Последний раз редактировалось Майор Маркус Уоррен; 14.02.2018 в 13:03.
Ответить с цитированием
  #803  
Старый 14.02.2018, 20:01
Аватар для Сайзут-рептилия
Сайзут-рептилия Сайзут-рептилия вне форума
ФРПГ-персонажи
 
Регистрация: 09.02.2018
Сообщений: 6
Репутация: 5
По умолчанию Re: Готический особняк

Сайзут быстрым движением убрал кинжал в ножны и поклонился учителю, как того требовали его обычаи.
- Нет, учитель, я ссследую вашшшему правилу. Я просссто тренировалссся.
Про себя же Рептилия посетовал, что позволил себе увлечься и не расслышать шагов за дверью. Непростительная оплошность. А если бы к нему неожиданно подкралась эта змеедева? А кто-нибудь другой? Наверняка тут полно учеников, которые не прочь поучить новичка уму-разуму. Везде есть такие, исключений не бывает.
- Я оссмотрел комнаты, - продолжил Сайзут. - Я неприхотлив. Пусссть будет вот эта, - и он указал на ту, на которой остановился его выбор.
Не то чтобы она слишком отличалась от находящихся рядом.
__________________
Fight!
Ответить с цитированием
  #804  
Старый 14.02.2018, 20:38
Аватар для Клементина
Клементина Клементина вне форума
ФРПГ-персонажи
 
Регистрация: 09.02.2018
Сообщений: 6
Репутация: 5
По умолчанию Re: Готический особняк

- Отвлек, - томно проговорила Клементина и закрыла глаза, а когда открыла, в них уже горело адское пламя. - У тебя была непростая жизнь, Маркус. Полная травм, - горящие глаза смотрели прямо в душу майора, распаляя и его тоже, - чего тебе в ней не хватает? Нежности?
Руки Клементины мягко легли на мощную грудь Уоррена, огладили напряженные мышцы, скользнули по плечам на спину, пальцы стали повторять узоры шрамов...
- Или страсти?
Тонкие пальцы неожиданно превратились в хищные когти и резко царапнули рельефную спину, впрочем, не слишком сильно - чтобы следы загорелись, но кожа не пострадала.
- Так чего? - огонь глаз девушки приблизились к лицу Маркуса, но ответить она ему не дала, мягко прикоснувшись губами к его губам и тут же превратив невесомый поцелуй в страстный, почти атакующий.
__________________
В тебе нет черствости...
Ответить с цитированием
  #805  
Старый 16.02.2018, 18:12
Аватар для Кальмарка-тян
Кальмарка-тян Кальмарка-тян вне форума
ФРПГ-персонажи
 
Регистрация: 05.02.2018
Сообщений: 6
Репутация: 6
По умолчанию Re: Готический особняк

Конечно, мохнатый воин отважно сражался за свою Королеву, но, похоже, без её помощи с врагом справиться не мог. Да и сама Кальмарка сейчас, с ноющей головой, сражаться не очень то хотела. Пока стоило ретироваться, передохнуть, и, собравшись с силами, вновь штурмовать сушу.
А раз уж единственный выход из помещения был блокирован массивными вражескими телами, то оставалось лишь одно -- проделать свой проход. Объединённые в один пучёк щупальца со свистом метнулись к деревянной стене. Удар и ровное круглое отверстие было готово. Теперь можно было сваливать.

На улице уже стемнело. Вражеский лагерь освещал лишь рыжеватый свет редких факелов и бледно-голубое лунное свечение. Большинство обитателей спало. Другая же часть гналась за Кальмаркой, которая, подгоняемая порывами холодного ветра, неслась в сторону огромной стены деревьев, где, как она считала, можно было спрятаться от преследователей. За Королевой, схваченный за талию щупальцем, пытался поспевать её верный рыцарь. Он, кажется, что-то кричал, но из-за ветра и вражеских проклятий в след беглецам, его слова расслышать было невозможно.

Последний раз редактировалось Кальмарка-тян; 16.02.2018 в 18:12.
Ответить с цитированием
  #806  
Старый 16.02.2018, 18:36
Аватар для Оксиуранус
Оксиуранус Оксиуранус вне форума
ФРПГ-персонажи
 
Регистрация: 10.11.2017
Сообщений: 9
Репутация: 5
По умолчанию Re: Готический особняк

Окси попыталась с силой отмахнуться от протянутой ладони призрака, но её рука прошла сквозь прозрачное тело мужчины. А от него действительно веяло сильным холодом. Ламия уже дрожала всем телом... может стоило вернуться назад? Всё таки обитатели Шестого Уровня не очень то хорошо переносят низкие температуры и Оксиуранус тут не была исключением.

- С-с-слушай, - Окси немного отодвинусь от прозрачного мужчины, в надежде, что чуть поодаль от него будет теплее, но, к сожалению, это не помогло. - М-м-может п-п-поговорим т-т-там г-г-где т-т-теплее? А?

Обсуждать дела при таких условиях было невозможно. Становилось всё холоднее. Кажется ламия уже перестала чувствовать кончик своего хвоста. Сознание покрывалось сонной дымкой. Оксиуранус пошатнулась и чуть не свалилась. Но надо было держаться. Выпадет ли ещё шанс встретиться с таким ценным информатором?
Ответить с цитированием
  #807  
Старый 17.02.2018, 13:35
Аватар для Майор Маркус Уоррен
Майор Маркус Уоррен Майор Маркус Уоррен вне форума
ФРПГ-персонажи
 
Регистрация: 04.01.2018
Сообщений: 86
Репутация: 5
По умолчанию Re: Готический особняк

Маркус ничего не успел ответить Клементине - губы девушки впились в губы майора. Он уже мог только прокручивать в своей голове все ответы на ее вопросы: "Сегодня нежность и страсть я получу сполна!". Аккуратно перевернувшись и не выпуская девушку из объятий, Уоррен попытался дотянуться до догорающей свечи, чтобы затушить её. Огонь погас.

Флэшбэк

Повозка подъезжала все ближе к городу, двигаясь по неровной грунтовой дороге. Сам кучер не гнал своих лошадей, в этом не было необходимости, ибо никто из спутников сильно не торопился попасть в Свитуотер. Потому прекрасные и грациозные скачущие животные, не подгоняемые не чьим кнутом, ехали рысью и с комфортом. Уоррен молча сидел в повозке и не спешил заводить разговор со своим новым знакомым. Он смотрел вдаль, любовался видом скалистых и неровных гор, величие которых выступало над обширным лесным массивом. Ели, сосны, пихты – этими деревьями мог похвастаться густой лес. Через некоторое время парни услышали громкий клёкот огромной хищной птицы, пролетевшей над повозкой, неся в своих грозных когтях добычу, то ли грызуна, то ли другое мелкое животное.

- Похоже, у него день не задался, - прервал молчание Джон Хантер, держа в своих руках поводья.

- С чего это вдруг? – спросил сидевший рядом с Хантером Маркус, и смотревший на отдаляющуюся большую белоголовую птицу.

- Ну, я про то, что этот орлан несет в своих когтях мелкую добычу. Интересно, это он к своим птенцам летит?

- Возможно. Думаю, птенцы и такой зверушке будут рады.

- Ага, а вот от матери батяне прилетит: «Где мой хлеб? Я тебя зачем посылала, бестолочь? Чтобы ты мне весь ужин испортил?», - посмеявшись, сказал Джон, доставая из своего внутреннего кармана пакет с табаком. Вытащив из другого кармана курительную трубку, парень, собираясь разжечь табак, сбавил скорость повозки, дав заодно своим лошадям немного передохнуть. Раскурив трубку, Хантер расслабился и предложил Уоррену закурить.

- Знаешь, такой сладковатый вкус с фруктовыми нотками. Попробуешь?

- Я не сильно этим увлекаюсь. Мне интересно, что за табак?

- Из самой плантации в Вирджинии, - будто с гордостью в голосе ответил Хантер. – Нашел у одного из этих жмуриков, когда их обыскивал. Им-то уже они ни к чему.

- Ага, - коротко ответил Маркус.

- Ты какой-то немногословен, майор, - заметил Джон. – Только сидишь и поддакиваешь. Или у тебя раны ноют?

- Нет. Раны как раз-таки уже не так сильно болят, - с улыбкой ответил Маркус.

- Слушай. Возможно, заданный мною вопрос покажется тебе оскорбительным или неудобным. Но, прошу прощения, мне просто очень любопытно: Маркус Уоррен – твое настоящее имя?

- Нет. Кличку «Уоррен» мне дали работорговцы, когда отдавали гнить на одну из плантаций, - с неприязнью ответил Уоррен на вопрос собеседника. – Она располагалась на западе страны. И слава Линкольну, мне с остальными рабами удалось спалить к чертям собачьим всю эту территорию, - сказал майор, в глазах которого показался блеск.

- Согласен, - сказал Хантер, вновь встряхнув поводья, и лошади перешли на рысь дороге. - Наконец-таки все эти ублюдки сейчас или сидят, или уже оказались на том свете. Знаешь, еще одна интересная история: ходили слухи во время войны о некой нигерской заднице, которая умудрилась на Юге страны разжечь пламя хаоса еще сильнее…, - недоговорив свою мысль, посмотрел на Маркуса Джон.

- Таких, как ты выразился, нигерских задниц по всему Югу было очень много. Не только у меня у одного был опыт в убийстве людей. Если тебе интересно, зачем я пошел на войну, когда мог спокойно отсидеться где-нибудь и переждать это бедствие, то здесь все просто. У каждого парня, что брал оружие и шел воевать, были свои причины: кто-то защищал свою родину, кто-то хотел оставить страну в таком положении, в котором она была изначально, кому-то нужны были деньги. Я же шел на войну, чтобы исполнить свое желание – увидеть белых парней в кандалах и чтобы они испытывали те же муки, что и черный РАБ, носивший клеймо своего ХОЗЯИНА, - выделяя высокой тональностью в голосе последние слова, высказался Уоррен. – Нам, черным, походу никогда не будет покоя. И в будущем нас будут презирать, напоминая нам о нашем происхождении и роли в истории, - недовольно сказал Маркус.

Немного подождав, пока парень остынет, Джон задал вопрос Уоррену:

- А имя «Маркус» твое…

- Мое настоящее имя, да, - прервал Хантера майор.

- Ты родился в штатах?

- В Талсе.

- Оклахома? Черт побери! – улыбнувшись, сказал Джон, покуривая трубку.

- Да, угораздило же меня попасть в переделку, - Маркус вытащил губную гармошку из своего кармана, - вместе со своей семьей, - закончил диалог Уоррен и принялся наигрывать свою мелодию. Джон не стал больше задавать никаких вопросов, боясь смутить майора еще сильнее. Вскоре показался город, к которому уже галопом пустилась повозка, оставив позади табличку с надписью «Добро пожаловать в Свитуотер!»
__________________
Вы все тут потакаете своим порокам, а я хочу потакать своим.

Последний раз редактировалось Майор Маркус Уоррен; 17.02.2018 в 16:30.
Ответить с цитированием
  #808  
Старый 17.02.2018, 19:40
Аватар для Nataly de Kelus
Nataly de Kelus Nataly de Kelus вне форума
Участник ТК
 
Регистрация: 13.05.2012
Адрес: Минск
Сообщений: 1,338
Репутация: 763763763763763763763
По умолчанию Re: Готический особняк

Зельевар вдохнул, выдохнул, и снова вдохнул и выдохнул. Опустил палочку. Основная масса студентов еще не приехала, а его уже вывели из себя по меньшей мере трижды. Кивнув Сайзуту, показав этим, что он уже не злится, Северус шагнул... Попытался шагнуть, ударившись ногой и головой обо что-то очень твердое. Что-то твердое мигнуло слабым голубым светом и исчезло. Профессор оглянулся через плечо - оба эльфа стояли на ногах, более того - в боевых стойках, забыв о том, что стали жертвами неправильных зелий.
- Спасибо. Но не стоило.
И он вышел-таки со склада. Комната, которую выбрал Сайзут, ничем не отличалась от остальных, кроме того, что потолок ее был частью пола кухни, а значит, тут всегда будет тепло. Что ж, ожидаемо. Профессор остановился на пороге, не давая студенту пройти внутрь, и стал колдовать, уменьшая хлам, накопившийся тут с годами. Впрочем, старый диван и старое же кресло он оставил в обычном состоянии - простого репаро будет достаточно, чтобы они снова могли служить кому-нибудь.
Когда работа по уменьшению была закончена, зельевар зашел внутрь и сгреб весь хлам в сумку, с которой так и не расстался. Потом можно будет это выложить где-нибудь. Не забыть бы только. Предстояло наколдовать проход в соседнюю комнату и сделать из нее ванную. Но пока что он все-таки применил репаро к креслу и жестом предложил Сайзуту сесть в него.
- Подумайте пока, что хотели бы иметь в комнате. Закончу с ванной - будем обставлять Ваше новое жилище.
______________________________________

- Как пожелает милая леди, - прозрачный мужик склонился в поклоне и полетел в назад, туда, откуда явился. Особо не задумываясь, он направился тем же путем, каким появился здесь - через стены. Однако когда понял, что змеедева куда-то пропала, вернулся, обнаружив ее в паре коридоров от того места, где она его догнала. Она уже явно замерзла, но упрямо ползла, правда, не совсем туда, куда нужно.
- Да, призраком быть гораздо удобнее, чем носителем физического тела. Следуйте за мной.
Теперь он летел коридорами, выводя милую леди во все более теплые коридоры. Однако он не знал, откуда именно она начала преследовать его, и потому вел ее к западному крылу замка.
Пролетая одним из коридоров, он почувствовал знакомый потусторонний холодок, чувства вновь овладели им и он горестно простонал:
- Елееенаааа...
__________________
Если здесь нет виноватых, я возьму вину на себя.
Сопротивление воздуха, скажем, бывает совсем неважным для тела с маленькой массой -
И я исчезаю на самом деле, стоя в молочном отделе, из очереди у кассы,
Как стрижи. (с) Серебряная Свадьба


Полезные ссылки
Спойлер:

Персонажи Готического Особняка
Все в мире - фигня, и только этот форум вечен. Поэтому:
Вырезать аудиокусочек из ролика ютуба
Кускоритель!))) (c) Sandrin
Земля - крестьянам! Заводы - рабочим! Внешний мир - экстравертам! (с)ууу
Ответить с цитированием
  #809  
Старый 18.02.2018, 10:14
Аватар для Lossi
Lossi Lossi вне форума
Участник ТК
 
Регистрация: 18.01.2017
Адрес: Ростов-на-Дону
Сообщений: 263
Репутация: 213213213
По умолчанию Re: Готический особняк

-Я из Римтерхейда. Но оказалась почему то здесь.
Дженни стала потихоньку вставать с кровати.
Ответить с цитированием
  #810  
Старый 18.02.2018, 21:33
Аватар для Сэм_Бекетт
Сэм_Бекетт Сэм_Бекетт вне форума
ФРПГ-персонажи
 
Регистрация: 05.01.2018
Сообщений: 166
Репутация: 5
По умолчанию Re: Готический особняк

Дорога была той же самой – и в то же время совершенно другой. Он только вчерашним утром ехал по ней Свитуотер – но казалось, что прошло не меньше нескольких лет. Тогда едва поднявшееся солнце дарило миру свое тепло и краски, преображая раскинувшуюся по обе стороны от дороги степь. Теперь же над ней полыхали последние цвета заката, а небо на горизонте было алым, точно кровавым, бросая на море волнующихся под ветром трав зловещие отсветы. Тогда рядом с Сэмом ехала прекрасная девушка, в которую он всеми силами старался не влюбиться, но с каждой пройденной милей всё больше и больше терпел поражение. Раскинувшийся вокруг мир обещал новые приключения, новые открытия и приобретения. Теперь Сэм был один – один на, казалось, многие мили вокруг, одинокий всадник, мчащийся на перегонки с сумерками, а мрачный пейзаж по сторонам точно стал символом его потери.
Будучи ученым, Сэм всегда старался отгонять суеверия прочь, однако многочисленные скачки показали ему, что жизнь слишком сложна для того, чтобы быть разложенной по полочкам науки. Он чувствовал – вот-вот что-то должно было случиться, тревога, не оставлявшая его со времени первого визита сюда, наконец должна была воплотиться в конкретный образ. Скоро Сэм взглянет в лицо врага, скоро узнает его. Но кем будет этот его незримый пока противник? От неизвестности и беспомощности становилось не по себе, и, сам себя ругая за глупые суеверия, Сэм загадал – если успеет достигнуть ранчо до темноты, всё будет хорошо. Там его будет ждать Долорес, целая и невредимая, пусть и очень-очень сердитая на него. Они наконец поговорят – и всё выяснят. А это беспокойство, сводящее его с ума, уйдет, окажется просто плодом усталого сознания.
Но если темнота обгонит его… Сэм закусил губу и ударил пятками в бока коня, вынуждая его ускорить темп. Он вглядывался изо всех сил вперед, силясь различить дымок на горизонте или огни, которые уже, должно быть, зажгли на ферме. Но не видел по-прежнему ничего. Дорога всё бежала и бежала вперед, будто ранчо было расположено на другом конце земли.
А между тем степь вокруг медленно, но неотвратимо погружалась в объятия темноты…

Больше понукать коня Сэм не хотел – ему было жалко бедное животное, которое и так выжимало из себя максимум. К тому же в последние пару минут его самого стала донимать непонятно откуда взявшаяся заторможенность. Впрочем, почему непонятно откуда? Наверняка всему виной была та гремучая смесь, насильно влитая ему в горло. Возможно, у нее было более длительное действие, чем он вначале предполагал. Выброс адреналина ослаблял ее влияние, но стоило Сэму какое-то время ничего не делать – и его начинала одолевать сонливость. Всё это крайне невовремя, как бы не уснуть прямо в седле – и не выпасть посреди дороги? К тому же до сих пор не появился Эл – он что, всерьез решил не беспокоить его до утра? Но ведь если бы Долорес угрожала опасность – то должен был предупредить. Значило ли это, что с ней всё в порядке?
«Ну же, Эл, где тебя черти носят?» – шептал Сэм, усилием воли прогоняя прочь желание приостановить немного коня и закрыть глаза, позволив ему нести себя по своей воле. Он вновь всмотрелся в убегающую вдаль дорогу – и наконец на его губах мелькнула улыбка.
Вон там ясно виднеется загон с коровами, он помнил его пустым прошлым утром, всех животных уже выгнали пастись. Сейчас же пришла пора закрыть их на ночь, и черная двигающаяся масса определенно была стадом. А еще дальше дорога уходила немного в гору – там, на пригорке, и располагалось ранчо. Осталось совсем немного.
Кобылка словно тоже почувствовала близящийся отдых и корм, потому рванула вперед с ускоренным темпом. Недавнюю усталость Сэма будто унесло прочь ударяющим в лицо ветром. Скоро, скоро, скоро он будет на ранчо.
Внезапно, когда до загона оставалось примерно с четверть мили, он заметил в стороне от дороги одинокую корову – и рядом с ней человека. Его лошадь разгуливала неподалеку. Что-то заставило Сэма придержать коня и направить его туда.
– Мистер, у вас какие-то проблемы? – окликнул он человека и тут же понял, что знает его.
Перед Сэмом был на вид не очень молодой, но всё еще крепкий мужчина, закаленный постоянной работой на ферме, не растративший себя в бесконечных пьянках и увеселениях городской жизни, старивших быстрее и вернее упорного труда на свежем воздухе. Он смотрел на незнакомца суровым и настороженным взглядом, однако Сэм помнил, как то же самое лицо точно озарялось внутренним светом, когда он глядел на свою дочь. Мистер Абернати собственной персоной. Виделись они прошлым утром мельком, но забыть его было сложно.
– Пожалуй, – ответил хозяин фермы, не сводя с возвышающегося над ним всадника изучающего взгляда. – А вы, позвольте узнать, куда направляетесь? Эта дорога ведет к ранчо.
Было слегка обидно, что Абернати не мог его узнать, видел перед собой латиноамериканца-полукровку Рэйфа. Но к этому было не привыкать.
– Я как раз туда и еду, – сказал Сэм, спешиваясь. – Чем-то могу вам помочь? Что-то случилось с вашей коровой? – он кивнул в сторону стоящей поблизости телки.
Будто почувствовав, что речь идет о ней, та протяжно и жалобно замычала.
– Да вот отбилась от стада, оказалось – ногу повредила. То ли упала, то ли повернулась неудачно, то ли в нору суслика угодила. Их тут полно, – сказал Абернати, всё еще не сводя с Сэма внимательного взгляда. – А позвольте узнать, мистер, – так же вежливо, как и в прошлый раз, осведомился он, – какая цель привела вас на ранчо? Не сочтите мой вопрос за грубость, но в последнее время в здешних краях неспокойно.
У Сэма было довольно времени в дороге, чтобы обдумать цель своего визита, потому он сразу же ответил:
– Я был в Свитуотере проездом и слышал, что на здешнем ранчо живет девушка по имени Долорес Абернати. Она талантливая художница, и мне хотелось бы заказать у нее портрет. Я понимаю, что припозднился, но в местном баре говорили, что на ранчо приветливые хозяева и за небольшую плату там можно переночевать.
– Неправду говорили, – сказал Абернати, и Сэм на мгновение напрягся – что если он не так истолковал слова Долорес о гостеприимстве отца? – Хороший человек может у нас переночевать за просто так. Это они в городе всё деньгами измеряют, а у нас что, таверна какая-то, чтоб плату брать?
Сэм улыбнулся – интересно, покажется ли он хозяину хорошим человеком? Судя по всему, Абернати не спешил с выводами, продолжая изучать нарисовавшегося перед ним паренька. Молчание слегка затянулось, но, наконец, фермер проговорил:
– Портрет, значит, хотите? Долорес, конечно, хорошо рисует, но ни разу не рисовала на заказ.
– Если она не согласится, я не буду настаивать, – развел руками Сэм.
Абернати, скорее всего, был обеспокоен вниманием незнакомого мужчины к его дочери, и Сэм прекрасно его понимал. А потому не спешил с вопросом о том, вернулась ли Долорес на ранчо. Это могло лишь вызвать нежелательные подозрения.
Корова между тем снова замычала и попробовала неуклюже переставить ногами. Кажется, ей было больно.
– Ногу повредила, говорите? Позвольте-ка мне глянуть? – попросил Сэм, подходя к животному.
– А не боитесь, что она вас боднет? – усмехнулся Абернати.
– Мне приходилось обращаться не только с коровами, но и норовистыми бычками, – с легкой улыбкой ответил Сэм. – На первый взгляд нога у нее не сломана, но мне требуется ее ощупать. Подержите корову, пожалуйста.
Абернати устремил на него оценивающий взгляд.
– Действуйте, мистер, – разрешил он. – Но учтите, что за последствия я не отвечаю.
Но Сэм действительно знал подход к коровам: уроки отца и восемнадцать лет жизни на ферме не прошли даром. Осторожно, но в то же время решительно приблизившись к ней, он погладил ее по голове, по бокам, пошептал успокаивающие слова, уделяя вниманию тону. Затем кивнул Абернати, который подошел к ней спереди и взялся за накинутую на шею веревку.
– Ну-ну, будь умницей, дай осмотреть тебя, – услышал Сэм ласковые слова фермера, а сам присел на корточки и, приподняв переднюю правую ногу коровы и зажав ее между колен, принялся осторожно ощупывать.
Почувствовав боль, животное подалось было вперед, но Абернати был к этому готов, удерживая ее на месте. Сэм поднял свободную руку вверх и пару раз провел ей по боку, помогая успокоиться, а затем вернулся к обследованию.
– А вы неплохо справляетесь, мистер, – отметил Абернати.
– Я вырос на ферме, где тоже держали коров, – ответил Сэм. – Так что контакт с ними налаживать умею и… черт…
В этот момент оказалось, что корова – видимо, проникнувшись к нему доверием – тоже решила наладить контакт и, крайне благодарная услужливому двуногому за то, что не приходится более опираться на больную конечность, навалилась правым боком ему на спину.
Первым желанием Сэма было поскорее выбраться из-под коровы, однако не факт, что она снова даст ему спокойно осмотреть себе ногу, потому придется немного помучиться.
В одном из скачков ему пришлось стать сельским ветеринаром, однако всё ограничилось поросятами. С коровами всё сложнее, однако не настолько, чтобы не понять, что нет ни перелома, ни вывиха – судя по всему, животное отделалось растяжением связок. Нога чуть ниже колена припухла, и нажатие оказывалось болезненным.
– Она подвернула ногу, – пропыхтел Сэм. Пот уже градом катился по его лбу, а вот корова, кажется, просто блаженствовала. – Полный покой несколько дней, прикладывать в первые сутки холод, затем что-нибудь разогревающее – и всё будет хорошо.
– А вы случаем не ветеринар? – откликнулся Абернати.
– Доктор, – отозвался Сэм, аккуратно опуская ногу коровы на землю и мало-помалу выбираясь из-под нее.
Когда это наконец удалось, он встал, сделал несколько шагов в сторону, покачиваясь, а затем, поморщившись, не без усилия выпрямил спину. Корова же, повернув морду, посмотрела на него почти с укоризной.
– Извини, милая, – выдохнул Сэм, вытирая рукавом куртки взмокший лоб, – но давай всё-таки подыщем другой способ облегчить тебе боль, – он повернулся к Абернати: – У вас есть… какой-нибудь транспорт, чтобы довезти ее до ранчо? В общем загоне ей быть нельзя.
У родителей на ферме был специальный прицеп для перевозки крупного рогатого скота, но что используют здесь, на Диком Западе?
– Сам понимаю, что нужно перевезти ее в хлев, – кажется, взгляд отца Долорес стал менее суровым и голос звучал помягче. – И не окажите мне еще одну услугу? Съездите на ранчо и скажите…
Он внезапно замолчал, точно обдумывал, к кому лучше обратиться. После тесного знакомства с коровой Сэм был совсем не против небольшой передышки.
– Скажите Тедди, чтобы пригнал сюда телегу. Он поймет какую.
– Тедди? – Сэм старательно изображал удивление, хотя прекрасно знал, что Долорес попросила черноволосого ковбоя присмотреть за своим отцом.
– Дружок моей Долорес, – голос Абернати снова сделался ворчливым. – Парень, в принципе, неплохой, но немного странный. То появляется, то исчезает, из какой семьи, кто его родители? Моя дочь очень к нему привязана, но ему я доверить ее не могу.
– А корову можете? – пошутил Сэм. По его мнению, Абернати был несправедлив в своей суровой отповеди по отношению к Тедди.
– Телегу, а не корову! – уточнил Абернати. – Мы с вами сами довезем Сюзанну до хлева, – фермер ласково погладил телку.
Сэм же вспомнил, что ему полагается не знать, что перед ним отец Долорес, и продолжил игру.
– Постойте, вы сказали «ваша дочь»? Так вы?..
– Питер Абернати, владелец этого ранчо, к вашим услугам, – фермер протянул руку для пожатия. – Позвольте узнать и ваше имя?
– Рэйфорд Бартон-Эрреро, но, пожалуйста, зовите меня Рэйфом, – представился Сэм. – Мне самому не по себе от столь длинного имени.
– Насколько знаю, это далеко не предел. Вы из Мексики? – пожатие Абернати было крепким, мужицким.
– Ну да, переселенцы.
– А имя-то у вас не мексиканское.
Сэм уже и сам это заметил, но пока не знал, что явилось тому причиной, потому пришлось импровизировать.
– Мой отец американец, а фамилию матери я взял из уважения к ней.
– Хорошая традиция, – Абернати наконец улыбнулся. – Ну так что, Рэйф, сообщишь Тедди о телеге? Скажи, что ты от меня.
– Конечно.
Сэм тоже улыбнулся. Питер Абернати ему определенно нравился – он чем-то неуловимо напоминал ему собственного отца. Сэм рад был помочь фермеру и направился к своей лошади, но прежде чем вскочить в седло, наконец задал интересующий его вопрос. – А поговорить с Долорес о портрете вы мне потом разрешите? Ну, когда корову привезем и разместим в хлеву.
Абернати снова взял паузу. Кажется, хорошее отношение к животным не являлось для него гарантией хорошего отношения к Долорес.
– Вечно у вас, молодых, спешка, – проворчал он наконец. – Поговорить бы разрешил, да вот не с кем.
– Как – не с кем? – на этот раз удивление Сэма было вполне искренним.
– Моей дочери нет дома, вот я о чем говорю. Тедди вернулся сегодня один. Говорит, что она… – он снова запнулся, точно раздумывал, стоит ли рассказывать это парню, которого видел от силы минут пятнадцать, но всё же продолжил: – Встретила в городе какого-то капитана Союза. Приглянулся он ей, а она, так понимаю, ему. И вот, уехали куда-то, просила передать, что наконец счастлива, – Абернати со вздохом покачал головой. – Я же говорю, всё бы вам, молодым, спешно делать. Любить, семьи заводить, детей рожать. Но как-то слишком это всё быстро. Почему не привела его сюда, не познакомила? А вдруг это какой-нибудь проходимец? Обидит, бросит? Что ей делать одной в чужой стороне? А если еще и с ребенком на руках?
– Возможно, он вполне ответственный человек, – отозвался Сэм, но голос его звучал слегка виновато. Он, конечно, не бросал Долорес, но вышло всё и впрямь некрасиво.
– А возможно, и нет. Если узнаю, что он ее обидел – вот этими руками шею ему сверну, будь он хоть капитаном, хоть полковником! – и Абернати с силой сжал кулаки.
Услыхав такое заявление, Сэм подумал, что быть под защитой чужой шкуры, может, и не так уж и плохо. Как бы он объяснил, что не уберег Долорес, стал невольным виновником того, что она, бросив всё, сбежала? И даже домой не вернулась. Господи, ну где она еще может быть?!
– А есть у вас какие-нибудь родственники в Свитуотере? – проговорил он упавшим голосом. – Ну, у кого бы она могла остановиться в случае чего?
Абернати покачал головой, к счастью, не заметив или не придав значения тону Сэма.
– Нет у нас больше никого. Она порой оставалась ночевать в гостинице. Но ведь этот капитан ее увез оттуда. Даже не знаю, где теперь моя девочка…
Он устремил помрачневший взгляд на небо, и Сэм внезапно отдал себе отчет, что, пока они говорили, его цвета заметно потускнели. Вокруг сгущалась темнота, затопляя собой степь, скрадывая очертания предметов. Кажется, до сумерек Сэму не успеть на ранчо.
А надо ли теперь туда ехать? Не вернуться ли в Свитуотер, чтобы проверить гостиницу? Нет, следует дождаться Эла, иначе можно искать Долорес хоть всю ночь напролет. Она может быть где угодно, даже в этой степи. Несчастная, одинокая, брошенная. Сэм окинул взглядом расползающиеся по огромной долине щупальца темноты и ощутил, как заныло сердце, будто не она, а он находился где-то там.
Но всё равно придется ждать. Опять ждать, весь этот проклятый день у него только и получается, что ждать. Эл, ну появись же ты наконец!
– Так что, Рэйф, ты съездишь на ранчо? – к реальности Сэма вернул голос Абернати. – Или уже передумал? После мы могли бы накормить тебя ужином, ты мог бы переночевать у нас и завтра вернуться в Свитуотер.
– Ну, конечно, я не передумал, – Сэм обернулся. – Я всё сделаю, не волнуйтесь. Значит, найти Тедди и…
Ему не дали договорить звуки выстрелов, раздавшихся впереди. Им вторило дружное мычание коров, полное страха и боли. По безмолвной ночной степи ветер разносил звуки с удивительной быстротой.
– Боже, они всё-таки добрались до моего стада! – воскликнул Абернати, бросаясь к своему коню.
– Кто? – Сэм быстро вскочил в седло и проверил, заряжен ли его револьвер.
– Бандиты! О них ходят слухи давно, и вот они решили поживиться на моем ранчо!
Абернати достал притороченный к седлу карабин и обернулся к Сэму.
– Ехать со мной опасно, эти парни могут тебя ранить или даже убить.
– А вас не могут? Я еду с вами!
Ветер донес новые выстрелы и новые крики перепуганных животных.
– Тогда поспешим! – и Абернати направил коня к дороге.
Сэм дернул поводья, устремляясь вслед за ним.

Более жестокого – и в то же время бессмысленного – зрелища Сэм давненько не видывал. Прямо у загона стояли двое всадников, стреляя по мечущимся взаперти коровам. Большая часть выстрелов не поражали их насмерть, а только ранили, хотя на земле уже лежали пара неподвижных туш. Перепуганные животные спотыкались о них, падали, натыкались на стены и ворота, которые угрожающе трещали, но пока держались – возможно, потому, что движение коров было абсолютно хаотичным. Запертые, они были совершенно беспомощными, не имея возможности ни кинуться на обидчиков, ни убежать.
Один из стрелков заливисто смеялся, размахивая своей двустволкой, второй с некоторой тревогой кидал взгляды на ворота, но исправно всаживал обойму своего револьвера в одуревших от страха животных. Увидев это, Сэм почувствовал, как в нем нарастает ярость. Истинный фермер никогда не будет убивать ради забавы, а убивая, никогда не станет доставлять животному лишние мучения. Для всадников же всё происходящее было не более, чем развлечение.
– Нет, Зак, тут нужен другой калибр, так просто ты эту жирную телку не уложишь, – донеслись до него слова парня с двустволкой. – Смотри, как надо!
И он вскинул оружие к плечу, спустил курок – и воздух огласил крик боли раненого животного.
– Ну и черт с ними, – отозвался Зак. – А то ворота сейчас снесут – и растопчут нас нафиг!
– Трусишка! – усмехнулся его приятель. – Всегда успеем удрать.
– Я бы лучше на ранчо…
Договорить он не успел, потому что над его головой грянул выстрел, сорвав ему шляпу. Сэм был немало удивлен – стрелял Абернати, как выяснилось, очень метко.
– Что… что за черт? – Зак уставился на новоприбывших, поднеся дрожащую руку к голове, будто проверяя, на месте она и нет ли там дыры.
«В самом деле трус, – сказал себе Сэм. – Только трусы стреляют по беспомощным».
– Убирайтесь вон с моей земли, пока вслед за шляпой не улетели ваши головы! – Абернати щелкнул затвором, взяв парня на мушку.
Сэм поднял револьвер, целясь в плечо первому.
– За всех убитых и покалеченных коров вам придется заплатить! – крикнул он.
– Черт, да это никак хозяин привалил! – нервно проговорил Зак.
– И это очень кстати, а то мне уже стало скучно, – его приятель ощерился в улыбке. Он был явно понаглее и посмелее. – Платить, говоришь? Мы уже достаточно заплатили, теперь вам нужно отработать сполна наши денежки.
– Что за чушь ты несешь? – бросил Сэм. – Быстро опустил оружие, а не то тебе станет несподручно держать его!
– Ой, боюсь-боюсь-боюсь! – картинно запричитал парень. – Как страшно-то! Ну давай, стреляй, попробуй!
– Слушай, Глен, а может, ну их?.. – похоже, Зак не разделял оптимизма приятеля.
– Не дергайся, веселье только начинается, – парень нарочито медленно потянулся к патронташу и вынул из него два патрона. – Пока вы тут палите, я как раз успею приготовиться к ответному раунду.
– Я предупреждаю в последний раз! – крикнул Абернати. – Не думайте, что если я фермер, у меня дрогнет рука. Я воевал на стороне Союза.
Глен картинно вздохнул.
– Ну что же за нервный ты старик, не даешь даже посмаковать? В тебя записали только эти парочку угроз? Я надеялся на более интересный диалог. И надежда еще не угасла, – сказал он с укоризной в голосе, а затем внезапно выхватил из кобуры револьвер – и выстрелил в одну из коров.
Еще не отгремело эхо от первого выстрела, как грянул второй – Абернати спустил курок. Зак поднял было свой револьвер, но Сэм опередил его, выстрелив ему в плечо. Но не успело развеяться небольшое облачко дыма от слившихся почти в один трех выстрелов, как глазам предстала странная, невозможная картина.
Зак лишь слегка дернулся в седле, будто его толкнули, однако никаких видимых повреждений у него не было. Глен же едва не свалился с лошади, так силен был удар ему в грудь. Но там, где должно было уже расплываться по куртке кровавое пятно, не было видно ничего. Даже дырки.
Сэм был уверен, что и он, и Абернати попали – но их пули не причинили парням ровно никакого вреда. На них что, были бронежилеты?
– А это немного больно! – рассмеялся Глен. – Будет синяк. Может, повторим?..
Договорить он не успел, потому что Сэм снова выстрелил, целясь на этот раз ему в ногу. Конечно, он рисковал попасть в лошадь, но выстрелы в торс очевидно были бесполезны. В тот же момент он увидел, как Зак вскидывает револьвер, целясь в него, и дернулся вперед, пригибаясь к лошади. Не меняя позиции, с разворота, он сделал по нему один за другим два выстрела, метя в руку, держащую оружие.
Ответом стал лишь громогласный хохот. Всадники были точно заколдованы – с таким же успехом по ним можно было стрелять гороховыми шариками. В этот момент, будто вторя начавшейся перестрелке, с холма, где стояло ранчо, ветер донес звуки выстрелов.
– О, там тоже пошла потеха! – улыбнулся Глен. – Ну что, старик, будешь еще пробовать или нет? А то боюсь не успеть нанести визит твоей дочке, не люблю, знаешь, ждать своей очереди, а желающих познакомиться с ней поближе достаточно…
Новый выстрел снова толкнул его в грудь, но на этот раз Глен удержался, уцепившись за луку седла. Сэм видел, как побледнел Абернати, как побелели костяшки его пальцев, сжимавших карабин. Значит, эти бандиты были не одни? Их дружки сейчас хозяйничали на ранчо?
Сэм прекрасно знал, что Долорес там нет, но это не значило, что ферму не нужно было защищать. В доме была жена Питера Абернати, был Тедди – этого было достаточно.
– Давай проверим, так ли крепка твоя шкура, как моя? – хохотнул парень и начал поднимать свою двустволку.
Понимая, что рассчитывать на револьвер бесполезно, Сэм резко развернул коня к Глену и рванул за поводья, пользуясь тем, что всё его внимание было сосредоточено на Абернати.
Сзади послышался выстрел, что-то больно ударило Сэма в бок, но он был уже совсем рядом. Ухватившись обеими руками за двустволку, которую Глен не успел развернуть к нему, он с силой дернул ее на себя, точно хотел вырвать из рук противника. Борьба продолжалась не более пары секунд, а затем Сэм внезапно выбросил руки с зажатым в них стволом вперед, ударив Глена в лицо его же оружием.
Брызнувшая кровь и вопль ясно дали понять, что бандиты вполне материальны, что их можно бить.
– Гнида… ты же сломал мне нос! – прошептал парень, выпустив из рук двустволку и схватившись руками за лицо.
Сзади снова прозвучали выстрелы – один, другой, третий, но на этот раз Сэм вовсе не ощутил никакого толчка. Не позволяя себе отвлечься на эту беспорядочную канонаду, он бросил ружье на землю и, не давая Глену шанса прийти в себя и ответить, дважды ударил его правой рукой снизу-вверх, припомнив все свои боксерские навыки. Бандит со стоном выскользнул из седла и повалился на землю.
Быстрый взгляд на бок показал, что никакой раны не было – не текла кровь, чувствовалась лишь тупая боль, будто от удара кулаком. Выходит, он тоже был неуязвим для оружия. И только тогда Сэм наконец глянул на то, что же происходило у него за спиной.
И замер.
Питер Абернати лежал на земле, на его жилете была кровь. Безвредные для остальных, для него пули оказались по-настоящему смертельными.
Сэм почувствовал, как его собственная кровь будто превращается в расплавленную лаву. Всё, что он ощущал сейчас, – это желание убить. Судя по всему, Зак правильно истолковал брошенный на него взгляд. Его рука, держащая револьвер, дрожала.
– Сслушай, ты тожже ведь гость? – пролепетал он. – Ммы… ммы не хотели портить тебе игру, правда… не хотели…
Только сейчас Сэм заметил, что Зак был младше его самого – младше даже Рэйфа. Ему было на вид лет восемнадцать, не больше. Совсем еще мальчишка. Мальчишка, уже умеющий убивать. Уже имеющий стрелять по беззащитным. По тем, кто не мог дать ему сдачи.
Сэм тронул поводья, и его конь стал надвигаться на Зака. Глаза парня расширились, руки выронили револьвер.
– Тты… ты жже нее… за нами следят! Ты не можешь!..
Он даже не пытался развернуть лошадь, пустить ее в галоп. Не пытался спрыгнуть на землю и убежать. Он только закрыл голову обеими руками, весь сжавшись в седле.
Сопляк. Трус. Убийца – но его противно даже бить. Лежачего не бьют.
– Пошел вон отсюда! – прошипел Сэм, когда оказался совсем рядом. – Вон с этой земли!
Зак глянул на него из-под ладоней, которыми прикрыл лицо, и всё трясся, как осиновый лист. Его глаза смотрели на Сэма с ужасом – и слабой надеждой.
– Уматывай, пока цел! – рявкнул Сэм, и Зак, неловко схватившись руками за поводья, стал разворачивать лошадь в обратную сторону.
Сэму было уже не до него. Соскочив на землю, он бросился к Абернати, не обращая внимания на валяющегося в пыли Глена.
– Мистер Абернати? Питер! – крикнул он, опускаясь на колени рядом с фермером и приподнимая его.
К сожалению, Сэм был врачом – а потому одного взгляда ему было достаточно, чтобы понять – пробиты легкие, налицо большая кровопотеря. Если бы рядом был реанимационный стол, за жизнь фермера еще можно было бы побороться, но только не в этом забытом Богом уголке. Абернати оставались даже не минуты – считанные секунды.
– Моя жена… – выдавил он, на его губах пузырилась кровь. – Моя дочь…
– Я позабочусь о них! Я их не брошу!
Сэм ощутил, как рука фермера сжала его руку – и тут же глаза его закатились. Всё было кончено.
Но на ферме еще слышались выстрелы, там шел бой. Тедди точно не сдастся просто так, а значит, был еще шанс отбиться, если не терять ни минуты. Сэм вскочил на ноги – и бросился к своему коню, не замечая, что оглушенный Глен начал приходить в себя.
– Урод… – выдавил он, всё еще держась за залитое кровью лицо. – Я ж тебя убью! Убью!
Даже не удостоив его взглядом, Сэм прыгнул в седло – и уже через секунды мчался к ранчо, погоняя коня изо всех сил.
Он и так потерял немало времени на этого сопляка Зака. Успеть, только бы успеть!
Внезапно возникшая на его пути фигура заставила его рвануть поводья на себя. Кобыла возмущенно заржала, становясь на дыбы, Сэм чудом удержался в седле.
– Эл! Чтоб тебя!
– Сэм, тебе не надо туда идти!
– Ты нашел Долорес? – он словно и не слышал слов друга.
– Да, нашел! Она в безопасности, далеко отсюда. Сэм, тебе нельзя на ранчо, там ведутся игры, о которых ты ничего не подозреваешь.
– Там сейчас погибнут люди, – рявкнул Сэм, трогаясь с места.
– Не люди, Сэм! Послушай ты меня, ты ничего не можешь сделать… – Эл замахал руками, точно пытался остановить друга.
– Иди ты к черту, Эл!
Лошадь рванулась вперед, проскочив сквозь голографическое изображение, – и понеслась к дому. Эл с досадой махнул сжатым кулаком и, обернувшись, закричал кому-то незримому.
– Гуши, скажи Умнику, чтобы срочно перенесла меня к Сэму!
У адмирала было нехорошее предчувствие, что дело закончится плохо. И он уже клял себя на все лады, что не решился предупредить Сэма раньше.
В загоне по-прежнему тоскливо мычали раненые коровы, жалуясь хозяину, который ничем уже не мог им помочь. Глен, достав из кармана платок, прикладывал его к лицу, стирая с него кровь, и не видел, что Зак всё-таки решился – и вернулся назад, к нему.

Стреляли позади дома, но первую жертву перестрелки уже можно было видеть – у крыльца лежал мужчина, видимо, работник ранчо. Рядом с ним валялось ведро, по земле растекалась лужа молока. Спешившись, Сэм подбежал к нему, чтобы проверить, жив ли он, но, едва увидев простреленную шею, понял, что это бесполезно. Мужчина был мертв, в его глазах, устремленных в темное небо, читались боль и какая-то обреченность. Но, может, это было просто плодом разыгравшейся фантазии.
– Сэм, еще раз говорю, уходи отсюда! – Эл появился из ниоткуда прямо перед другом.
– Никуда я не уйду и если хочешь помочь, то вели Умнику просканировать дом и скажи, где Тедди и жена Абернати! – проговорил Сэм, спешно оглядываясь в поисках хоть какого-то оружия. От револьвера не было никакого толку.
– Да пойми, что они – роботы! – крикнул Эл, но всё же нажал на пульте пару кнопок. – Ты ничего не изменишь сейчас своим геройством.
– Кто – роботы?
– Все! Этот мужчина, Тедди, родители Долорес! А те бандиты – посетители парка. Они пришли сюда развлекаться, стрелять по ним, как по мишеням. Они считают, что имеют на это полное право.
– Никто не имеет права убивать невинных! – процедил Сэм сквозь зубы. – Что там с домом? Скорее, Эл!
– А-а-а… – адмирал хлопнул ладонь по пульту, отчего тот возмущенно запищал. Кажется, сейчас до Сэма было не достучаться, придется снабдить его информацией, чтобы не наломал дров. – Тедди в задней части дома, отстреливается с черного входа, рядом с кухней. Его осаждают трое бандитов. Еще один рыщет по дому. Умник говорит, что жена Абернати мертва.
– Черт! – Сэм с такой силой саданул кулаком по доскам крыльца, что рука отдалась болью. – Да что же такое!
– Я говорю тебе…
– Всё понял, трое у черного входа, один в доме.
Так и не найдя подходящего оружия и не тратя времени на то, чтобы выломать из плетня палку, Сэм бросился огибать дом. Приблизившись к углу, он перешел на шаг, а затем осторожно выглянул.
Так и есть – у черного входа веселились трое парней возрастом не старше Глена. До Сэма донеслись обрывки их разговора:
– Мне это начинает надоедать…
– Да ну, дадим парню еще один шанс.
– Скучно!
– Да там Картер, поди, уже вовсю с девчонкой забавляется…
– Пусть забавляется. Хочешь влезть впереди него? Не советую. Вон, забавляйся с этим недоковбоем.
«Забавляться хотите, значит, – Сэм прикинул расстояние до бандитов. Пули он не боялся, судя по всему, на неких «гостей» они не действовали. Однако нужно было постараться застать парней врасплох. – Посмотрим, как вы повеселитесь, играя на равных».
– Всё, с меня хватит, я сейчас его прикончу! – заявил один из бандитов и решительно зашагал внутрь. Он тут же получил пулю в грудную клетку, но едва покачнулся.
Двое его приятелей остались позади – момент был самый подходящий. Сэм рванулся вперед – и через мгновение уже стоял с ними рядом. Ухватив ближайшего парня за плечо, он с силой развернул его к себе – и от души врезал ему кулаком в лицо.
Бандиту хватило одного удара – обмякшее тело повалилось на землю, однако шум привлек внимание второго.
– Что за?.. – начал было разворачиваться он, как получил сильный удар ногой по голове. Не давая ему ни секунды передышки, Сэм добавил еще кулаком, послав противника в нокаут.
– Не теряешь квалификации! – похвалил Эл.
Не отвечая на похвалу, Сэм кинулся вперед, но добежать до третьего бандита не успел. Тот повернулся – и встретил неожиданного противника выстрелами. Хлоп, хлоп, хлоп – пули больно ударили по ребрам и, не выдержав такого сильного давления, Сэм повалился на спину.
– Ты еще кто? – с изумлением воскликнул бандит, увидев, что невесть откуда взявшийся недруг не собирается умирать, а наоборот, стиснув зубы, поднимается и устремляется к нему с перекошенным от ярости лицом.
Еще один выстрел – но Сэм был готов к нему. Пригнувшись, он, как кошка, прыгнул вперед, сбивая парня с ног. Он ухватил его руку с револьвером и заломил назад, вынудив бандита заорать от боли.
– Ты что делаешь, гад?! – вопил он, выпуская оружие.
– Больно, да? А им – не больно? Тем, кого ты убил? – прошипел Сэм, отпуская парню руку и ударяя его по лицу. – А как тебе такая игра?
– Я не убивал… Это Картер… я… – он третьего удара по лицу он наконец вырубился.
– Тихо, Сэм, не перегибай палку! – взволнованно закричал Эл. – Не уподобляйся им!
– Не переживай… – Сэм поморщился и схватился рукой за ребра. Может, пули были безвредны для него, но ударяли весьма чувствительно. Будет несколько синяков, но сейчас это совершенно не важно.
– Остался последний. Сэм, это сущий бугай, будь осторожнее…
Внутри дома раздались выстрелы. Проклятье, значит, этот Картер всё же нашел Тедди раньше него. Сэм вскочил на ноги и, не обращая внимания на ноющие ребра, побежал внутрь.
Миновав полутемный коридорчик, он свернул в распахнутую дверь направо – и увидел, как на пороге небольшой комнаты медленно оседает на пол человек.
– Тедди! – Сэм успел подхватить его, не дав упасть. Голова Тедди запрокинулась, и на мгновенье они встретились взглядом. И снова в этих глазах, из которых с каждой секундой уходила жизнь, Сэм явственно прочитал три чувства. Боль. Отчаяние. Усталость. Всё как у убитого работника.
– Какого хрена?! – стоящий напротив человек в самом деле был здоровяк – на голову выше Сэма, шире в плечах, руки его по толщине могли поспорить с ногами, а кулаки – с боксерскими перчатками. Он вытянул вперед кольт и несколько раз нажал на курок. Характерный щелчок дал понять обоим, что барабан пуст.
Сэм не удостоил его ответа, но по его лицу в тусклом свете горящей на шкафчике масляной лампы можно было прочитать всё. Медленно опустив Тедди на пол, он приблизился к Картеру.
Бандит отшатнулся, увеличиваю дистанцию, и рванул с пояса нож.
– Сэм, очень осторожно! – послышался сзади голос Эла.
Но это был не первый противник с холодным оружием в руках, с которым Сэму приходилось драться. Продолжая приближаться, он внимательно следил за глазами противника, стараясь уловить в них момент, когда тот атакует.
Картер подался вперед, а затем резко ушел в сторону, нанеся диагональный удар снизу вверх. Сэм отклонился назад – и лезвие пронзило воздух. Сделав шаг обратно, Картер нанес еще один стремительный удар, пытаясь достать нижним колющим до живота противника. Сэм был готов к этому и ухватил Картера за запястье руки, держащей нож, однако бандит оказался опытным бойцом и, ловким движением уйдя назад, высвободил руку и нанес еще один колющий удар вперед. Только внимание и ловкость позволили Сэму избежать участи быть зарезанным.
Пляска смерти продолжалась уже с полминуты, противники кружили по небольшой комнате, судя по всему, кухне. Из-за стоящего посередине стола места для маневра здесь было маловато, потому любая ошибка Сэма была чревата опасными последствиями, в то время как он мог использовать далеко не все свои боевые приемы. Он понимал это, потому не торопил события, стараясь подловить бандита на очередном промахе. Сэм сдерживал себя и свой гнев, изучал тактику противника, оценивал его умение обращаться с ножом. Картер определенно знал преимущества этого вида оружия, но был слегка неуклюж. Этим и стоило воспользоваться.
Когда Картер в очередной раз попытался достать соперника верхним рассекающим ударом, удерживая нож на этот раз обратным хватом, то Сэм, уклонившись и пользуясь тем, что они оказались по одну сторону от стола, пошел на риск – и нанес бандиту удар ногой по голове. Получилось – здоровяк покачнулся, но не упал. Стоило закрепить успех, сделав еще один удар, но, разворачиваясь, Сэм крайне неудачно очутился в узком пространстве между буфетом и столом и, наткнувшись на край последнего, слегка замешкался. Это не только привело к тому, что он упустил отличную возможность, но и едва не стоило ему жизни. В последний момент – видимо, уже на уровне инстинктов – он дернулся в сторону, и тем самым спасся.
Но не ушел невредимым – Картер ушел направо и нанес диагональный удар сверху-вниз, слева направо. Лезвие полоснуло Сэма по левому плечу, вспоров куртку, разрезав рубашку – и оставив кровоточащую полосу на коже. Не отклонись он – и на месте плеча могла оказаться шея.
– Сэм, стол, используй стол! – кричал Эл, в беспомощности наблюдая за схваткой.
Плечо обожгло болью, по куртке потекла кровь. В таком узком пространстве нож обретал огромные преимущества, и трудно было вести честную схватку, потому Сэм последовал совету. Обогнув стол, он ухватил его за край, ставя на бок в качестве импровизированного щита. На пол посыпались приготовленные для ужина тарелки, упал и разбился кувшин с молоком, покатились со стуком яблоки. Однако не ожидавший такой внезапной смены тактики бандит не успел остановить свой удар – и нож воткнулся в столешницу.
Здесь уже медлить было нельзя, это был единственный, возможно, шанс обезоружить противника. Выскочив из-за стола, Сэм ухватил Картера, уже потянувшего нож к себе, за предплечье обеими руками – и основанием ладони резко надавил ему на кисть, вынудив выронить оружие.
Тем не менее, исход поединка это обстоятельство не предрешило. Свободной левой рукой Картер что было силы огрел Сэма по лицу – так, что в глазах у последнего слегка потемнело. Обхватив противника за плечи, бандит отбросил его от себя к окну. Стукнувшись спиной о подоконник, Сэм рухнул на пол.
– Не позволяй ему поднять нож! Сэм! – донесся до сознания голос Эла.
Полумрак, царящий в комнате, оказался на их стороне. Картер не мог найти, куда отлетел его нож, и это дало Сэму несколько жизненно важных секунд. Пошатываясь, он встал с пола – и кинулся на Картера, повергая его наземь.
Они покатились по полу, где валялись продукты и обломки посуды. Осколки впивались в спину, но ни один из противников не обращал на это внимания. Изловчившись, Сэм ударил Картера по лицу, но этому здоровяку таких ударов было крайне мало. Подмяв противника под себя, бандит сначала вернул удар, а затем вцепился руками ему в шею, рыча, будто дикий зверь. Сэм пытался оторвать от себя его пальцы, но силы были явно не равны.
– Сэм, тарелка, рядом с твоей правой рукой целая тарелка! – кричал Эл.
Рискнув, Сэм оставил попытки оторвать пальцы Картера себе от горла и стал шарить рукой по полу.
– Да, здесь, еще левее!
В глазах снова потемнело, да где же эта чертова тарелка? Пальцы наконец что-то нащупали, и Сэм, вцепившись в край этого «что-то», обрушил его на голову Картера. Тот замер – всего на мгновение, но этого хватило. Высвободив свою шею от смертельной хватки, Сэм крутанулся, сбрасывая с себя бандита, и когда тот начал подниматься – выбросил навстречу свой кулак. Еще, и еще раз.
Взгляд Картера стал отсутствующим – и он повалился на пол. Сэм, перевернувшись, отполз от него, непрерывно кашляя и с натугой вдыхая. Оказавшись у шкафа-буфета, он привалился спиной к его дверце. Спустя пару минут кашель наконец перестал мучить его – и снова можно было нормально дышать. Сэм провел рукой по шее – наверняка там останутся синяки. Этот Картер оказался крепким малым.
– Черт, Сэм, я же говорил – не надо тебе сюда идти! – Элу только и оставалось, что покачать головой.

Сэм не ответил. Он потихоньку встал, держась рукой за край буфета, и, пошатываясь, подошел к Тедди. Не то чтобы он на что-то надеялся.
– Эл, всё напрасно… – проговорил он чуть слышно, глядя на мертвого парня, который еще утром был таким живым. Спорил с ним, защищал Долорес, к чему-то стремился. – Весь этот скачок… я стараюсь, но никого не могу спасти... Почему? Почему!
Сэм шептал, но этот шепот был схож с криком.
– Потому что здесь иные законы, – с грустью проговорил Эл. – Мы все ошибались насчет этого парка. Это не реконструкторая колония, где играют в игры с ружьями, стреляющими краской, а после боя все участники дружно обнимаются – и пьют за общим столом на брудершафт. Здесь убивают на самом деле. Но не людей – а роботов. Андроидов. Таких, как он.
– Играют в настоящее убийство… – пробормотал Сэм, всё еще не сводя глаз с мертвого Тедди. – Убийство беззащитных, которые не могут им ответить.
– Да, здешнее оружие не может причинить вреда гостям. А хуже всего, Сэм, что потом этих роботов чинят, зашивают, стирают им память – и возвращают на новые мучения. И это длится десятилетиями.
– Откуда ты знаешь?
Эл хотел было ответить, но, бросив взгляд на друга, решил отложить рассказы на потом. Сэм выглядел страшновато. Его лицо было разбито – кровоточила губа, шла кровь из рассеченной брови, начал заплывать левый глаз. Порез на левом плече тоже слабо кровоточил.
– Сэм, у меня есть информация, но пока ты не перевяжешь себя, я тебе ничего не скажу! Не хватало, чтобы ты истек кровью! – Эл нажал несколько кнопок на пульте. – Умник утверждает, что в том шкафчике ты найдешь аптечку. Не Бог весть что, но спирт и бинты там вполне реальные. Бери – и убирайся отсюда, пока эти субчики не пришли в себя. Ты им ничего не докажешь, а разозлил ты их не слабо.
– Ты можешь рассказывать в процессе, – говорить с разбитой губой было больновато, но Сэму было не привыкать.
Стиснув зубы, он стянул с себя куртку, уронив ее на пол. Подойдя по хрустящим под подошвами осколкам посуды к стоящей на низеньком шкафчике у стены лампе, он отогнул края порванной рубашки, изучая порез.
Повезло, важных сосудов не задето, ранение поверхностное. Но перевязку сделать всё-таки надо. Сэм принялся один за другим выдвигать ящики.
– Так что, Эл? Откуда информация?
– Из первых уст. Мне рассказала об этом Долорес.
– Как она? – Сэм устремил на Эла взволнованный взгляд.
Адмиралу потребовались пару секунд, чтобы принять решение. Сэму в его состоянии лучше не знать, что на нее напали и убили. Он ей ничем не может уже помочь, так зачем?
– В порядке. Ее отозвали в центр управления парком по какому-то вопросу, я точно не понял по какому.
В одном из ящиков наконец нашлись чистые бинты и бутыль спирта. Однако Сэм смотрел сквозь них. Только сейчас, в момент передышки, он смог как следует обдумать оброненные Элом слова о родителях Долорес. И пришедшая в голову мысль повергла его в шок.
– Эл… – произнес он растерянно. – Если Питер Абернати и его жена – роботы, то сама Долорес…
Эл помедлил, но всё же ответил. Скрывать правду смысла не было.
– Тоже.
– О Боже! – Сэм качнулся назад, выронив бинты назад в ящик. – Но… это невозможно! Она как человек! Она чувствует, мыслит! Это не накачанная программами имитация человека, я сам писал программы, я знаю, что это такое!
– Да, Сэм, она уже больше, чем набор программ. Она самоосознает себя. Но для Картера и прочих ребят это ничего не меняет.
– Тогда… Я не зря здесь оказался.
Позади внезапно послышался знакомый хруст.
– Сэм, пригнись! – заорал Эл, но было уже слишком поздно.
Палка, которую держал в руках Глен, со свистом рассекла воздух, ударив Сэма по голове. Он ничком упал на пол, не успев даже толком понять, что произошло.
– А где второй? – сказал маячившись за спиной Глена Зак. – Он же с кем-то вроде разговаривал?
– Черт! Это я виноват! – Эл не мог простить себе, что, увлекшись разговором, проворонил возвращение бандитов. – Умник! Скажи, что с Сэмом! Да просканируй ты его скорее, черт бы тебя побрал! – он снова затряс несчастный пульт, заставив его запищать.
– Нет здесь никого больше, разве не видишь? – отозвался со стороны двери еще один бандит, совсем недавно оглушенный Сэмом во дворе. – По ходу, парень этот действительно тронутый, раз сам с собой говорил.
– Тогда мир не много потеряет, если этот червяк не выживет, – мстительно проговорил Глен.
Он праздновал свой реванш. Стоящий сзади Зак смотрел на неподвижно лежащего на полу Сэма с тревогой, бандит у дверей потирал ушибленную голову и, казалось, мало интересовался происходящим. Картер пока в себя не пришел.
– Что, получил? – оскалился Глен, снова устремляя свое внимание на Сэма. Подойдя к нему вплотную, он с силой ударил его ботинком в грудь. – Я же говорил, что убью тебя! Тупой ублюдок!
– Только тронь его, подонок! – закричал Эл, но его кулак, естественно, прошел сквозь бандита. – Бить оглушенного. Да ты сам ублюдок!
Это был момент, когда Эл ненавидел быть голограммой. На его глазах избивали друга, а он абсолютно ничем не мог ему помочь. Глен, конечно же, не слышал его. Он снова ударил Сэма ногой и занес ее для третьего удара, когда услышал сзади голос Зака.
– Хватит, Глен, хватит! Ты можешь его убить!
– Именно это я и намереваюсь сделать, – злобно ухмыльнулся Глен.
– Не надо! – голос Зака дрожал. – Он же не убил нас, хотя мог.
– А ты, я смотрю, проникся к нему благодарностью? – обернулся Глен и указал на свое лицо. – Это не тебе сломали нос! Мой отпуск испорчен из-за этого идиота, и я отплачу ему сполна.
– Твой отпуск испорчен из-за того, что ты отменная мразь! – вставил свой комментарий Эл.
– Зак прав, – сказал парень у двери. Он медленно зашел внутрь. – Нам еще не хватало проблем, а они будут, если ты убьешь этого придурка.
– Да кто он вообще такой? – это очнулся у стены Картер. Он жмурил глаза, силясь сфокусироваться на фигуре Сэма. – Я думал, он какой-то новый обитатель ранчо, которому прокачали боевку. Мне даже понравилось с ним махаться, давно не было такого вызова.
– Нет, это просто зеленый новичок, вообразивший себя защитником машин, – усмехнулся подошедший к Сэму парень. Он перевернул его ногой на спину и вгляделся в лицо. – Дышит, не помер. Скоро очухается. Как поймет, что это накачанные скриптами куклы, с горя напьется – а в следующий визит, может, даже присоединится к нам.
– Чтоб эта латиноамериканская гнида была в нашей компании! – прошипел Глен. – Ни за что!
Однако против мнения приятелей всё же не пошел и, оставив Сэма лежать на полу, повернулся к ним.
– Вы тут всех грохнули или оставили девчонку?
– Не было здесь ее, – сказал, поднимаясь, Картер. Пошатываясь, он принялся искать свой нож. – Видно, кто-то до нас ее оприходовал. Не повезло.
– Ну вы и подонки! – выдавил из себя Эл. – Теперь я как никогда понимаю Долорес.
– Отлично, весь вечер на… – Глен грязно выругался. – Что нам делать теперь?
– Возвращаться в Свитуотер, – пожал плечами Картер. Он наконец нашел свой нож и отправил его в ножны.
– Уже ночь, какой Свитуотер!
– Или разобьем лагерь в степи, – Картер будто не слышал его. – Если не оставим ранчо, техники не запустят новый цикл, и возвращаться сюда будет бессмысленно. Так что давайте, двигаем отсюда.
– А он? – Зак указал на Сэма.
– Можешь остаться и обласкать его, раз уж девчонки тебе не досталось! – огрызнулся Глен и направился к выходу.
– Придет в себя – и тоже уберется, – пожал плечами Картер.
– Сами убирайтесь отсюда поскорее! – сказал Эл.
Если верить Умнику, Сэму повезло – отделался ушибом, не было даже сотрясения. Возможно, потому, что в момент удара он всё же успел чуточку пригнуться. Теперь надо было, чтобы эти парни поскорее ушли.
Зак немного задержался в комнате, когда остальные уже вышли во двор. Подойдя к Сэму, он приложил пальцы к его шее, проверил, что он действительно дышит. Кажется, он хотел что-то сказать, но так и не решился.
– Ты не такой уж плохой парень, – Эл вздохнул. – Что ж ты водишься со всяким отребьем?
Конечно, Зак не мог ответить на вопрос, который даже не слышал. Бросив на Сэма виноватый взгляд, он поспешил за своими приятелями. Элу же оставалось теперь только ждать в разгромленной кухне, когда его друг очнется.
Уже стих стук конских копыт во дворе, когда Сэм наконец пошевелился. Со стоном он попробовал подняться, приложив руку к голове. Она вся гудела.
– Господи, Сэм, я уже начал волноваться! – в голосе Эла в самом деле звучало облегчение.
– Кто это меня так? – проговорил Сэм. – Эти парни, да?
– Мы заболтались, и я вовремя не заметил, как этот тип со сломанным носом прибежал мстить. Но теперь они все уехали, на ранчо пусто.
Сэм поморщился, но всё же сел. Ребра отозвались болью, и он принялся их ощупывать.
– Этот подонок еще пару раз ударил тебя в грудь, – объяснил Эл. – Но Умник утверждает, что переломов и трещин нет, так что будешь жить.
– Ну и денек… – Сэм схватился за край шкафчика, с трудом вставая.
– Тот еще, – согласился Эл. – Но теперь тебе никто не помешает сделать перевязку. Давай, Сэм, сначала лечение – а потом уже разговоры. А я постою у входа на случай, если сюда еще кто-нибудь захочет заглянуть, – и он направился к двери.
Сэм чувствовал себя просто ужасно. Болела голова, болели ребра, болела спина, болел ушибленный глаз, болело порезанное плечо и разбитая бровь. Паршиво было и на душе. Сэм ощущал себя абсолютно беспомощным в этом парке, где самим законом было разрешено убивать разумных андроидов и издеваться над ними. Это означало, что завтра или послезавтра жертвой таких вот бандитов, как Глен и Картер, может стать Долорес. Если уже не становилась. От одного этого в груди, где-то в районе сердца, делалось еще больнее.
Он наконец нашел источник той угрозы, что не давала ему покою со вчерашнего дня. Увидел своего врага, узнал его. Но что можно сделать с ним? Как победить, если твой враг – само общество, привыкшее к подобным жестоким развлечениям? Как остановить творящийся в парке беспредел? Сэм этого не знал, а думать было в физическом смысле больно. Эл, точно почувствовав ход его мыслей, повторил:
– Сэм, сначала перевязка, потом всё остальное.
Чисто машинально Сэм стал совершать привычные действия, занявшись самолечением. В небольшом рукомойнике он нашел достаточно воды, чтобы обмыть лицо. Затем снял рубашку и промыл себе плечо. Обработав его спиртом, стал бинтовать. Самому это было делать неудобно, но на практике Сэм сделал достаточно самых разных перевязок, чтобы управиться.
С бровью было сложнее, пластыря в аптечке не оказалось, пришлось просто приложись к ней смоченный в спирте бинт.
– Я думаю, у Рэйфа может быть своя аптечка, – подсказал Эл. – Но тогда тебе придется добраться до своей кобылки. Она смирная, ждет тебя у дома. К счастью, эти парни не додумались порыться в твоем рюкзаке.
– Да, надо расседлать ее, – натянув куртку прямо на голый торс, Сэм, пошатываясь, направился к выходу. Надевать слипшуюся от крови рубашку не хотелось, он надеялся, что в рюкзаке найдется сменная.
– Какое расседлать! Сэм, тебе срочно необходим отдых, иначе ты не выдержишь! – Эл снова принялся щелкать кнопками на пульте. – Рядом с домом есть сарай с сеном. Там тепло, можно зарыться в него и проспать до утра. Дома оставаться нельзя, потому что иначе не станут запускать новый цикл.
– Что за новый цикл? – Сэм помедлил у тела Тедди. Посмотрев ему на лицо, он чуть слышно прошептал: – Прости, брат.
– Починить убитых, убрать весь устроенный вами бедлам – и стартовать заново новый день, – сказал Эл. – Завтра здесь будет уже и Долорес. Ты же хочешь увидеть ее?
Сэм, уже вышедший в коридор, замер.
– Долорес тоже будет здесь? Да, всё правильно, она же играет роль дочери Питера Абернати.
– Но плохая новость в том, Сэм, что, как и остальным, ей сотрут память. Она сама мне об этом сказала. Она не будет помнить ничего, связанного с тобой, с вашим путешествием. Табула раса.
Сэм ничего не ответил. Спотыкаясь, он спустился с крыльца черного хода и побрел вокруг дома.
– Может, оно и к лучшему, Эл, – сказал он наконец. – Она не будет знать, что убили ее отца и мать, убили Тедди… И что я подвел ее, – Сэм вздохнул, огибая угол дома. – Если бы я только знал! Почему она мне ничего не сказала? Не знала сама?
– Вполне знала, – Эл шел следом. – Думаю, она просто боялась, Сэм. Боялась, что ты будешь видеть в ней программу, а не человека. Я, конечно, не разбираюсь в технике, но в женщинах разбираюсь достаточно. И могу точно сказать – она влюбилась в тебя по-настоящему, как влюбляется женщина в мужчину. Всякими скриптами здесь даже не пахнет.
– Умник для меня уже не программа. Она – тем более…
– Откуда ей знать? Что, думаешь, она видела от людей в этом парке? Только вот это… –
Эл указал рукой на мертвого работника, лежащего на крыльце.
– Бедная девушка, – пробормотал Сэм, подходя к своей лошади, которая, действительно, верно ждала его. – Знать бы, как ей помочь…
– Я уже сказал Долорес, что мы так просто не сдадимся. Она не верит, и ее можно понять.
– Нужно больше информации, – Сэм медлил, уткнувшись лицом в шею лошади. Его всё еще пошатывало, а переход отнял много сил.
Эл терпеливо ждал. Наконец Сэм потянулся к рюкзаку и принялся искать аптечку.
– Пусть Умник всё анализирует, просчитывает варианты. Возможно, придется пробраться в их центр управления.
– Тебя вряд ли туда пустят, ты просто гость.
– Но тебе не нужны разрешения.
– Значит, можно сказать Тине, чтобы этой ночью меня не ждала, – в голосе Эла на мгновение почувствовалась легкая укоризна, но Сэм знал, что его друг попытается добыть любые сведения, даже если ему придется пробыть в голографической камере целую ночь.
В рюкзаке Рэйфа действительно нашелся аптечный набор, там был и стягивающий пластырь. Наконец можно было не беспокоиться о том, что бровь снова закровоточит. Сэм действительно хотел бы позаботиться о лошади – он до сих пор оставался в душе фермером. Однако, трезво оценив свои силы, понял, что вряд ли с этим управится.
– Иди уже отдыхать, – Эл указал рукой на сарай.
– Надеюсь, утром сено никому не понадобится, – Сэм неуверенно взглянул в указанном Элом направлении.
– Залезь подальше и заройся в сено. Будет теплее.
Сэм ласково провел рукой по шее лошади, извиняясь перед ней, и заковылял к сараю.
– Эл, Долорес точно должны привезти сюда утром?
– Да, и за ночь с ней нечего не случится! А теперь позаботься о себе, потому что иначе утром от тебя толку не будет.
Сэм это и сам понимал, а потому, слабо кивнув Элу на прощание, подошел к сараю и дернул на себя дверь.
Внутри было темно, потому пришлось подождать, пока глаза привыкнут. Зато там и вправду было тепло и приятно пахло свежим сеном.
Он уже закрывал за собой дверь, когда перед глазами вдруг возникла непонятная картина.
Сарай освещен висящим на стене фонарем, его свет падает на застывшую у двери фигуру человека в черном. Он криво усмехается и достает большой нож. А затем начинает медленно приближаться, отчего кровь стынет в жилах, а всё тело скручивает непонятный страх.
Так же внезапно, как появилась, картинка исчезла. Фонарь не горел, в сарае было по-прежнему темно. Кажется, у Сэма уже начались галлюцинации. Возможно, Умник ошиблась с диагнозом, и это было всё же сотрясение. Сэма даже начало знобить, что было совсем уже нехорошим признаком. Скорее надо лечь.
Сэм пробрался как можно дальше в сарай – и, положив рядом с собой рюкзак, зарылся в сено. Потихоньку ему удалось согреться, и он наконец закрыл глаза.
Завтра нужно подняться как можно раньше – и найти Долорес. Найти – и приклеиться к ней намертво, чтобы с ней ничего не случилось. Больше Сэм не мог думать уже ни о чем.
Но, уже проваливаясь в сон, он вдруг осознал, что человек из видения был ему знаком. Это был тот же самый мужчина в окровавленной куртке, с которым Сэм столкнулся на улице Свитуотера.

– Это последний труп? Странно, что дочки фермера нет.
– Слышал, ее еще вечером в городе пришибли, так что до ранчо она просто не добралась.
– Ну, хоть меньше работы.
– Шутишь? Ты видел этих коров? Гостям уже делать нечего, с жиру бесятся. Додумались – по коровам палить. Мне всю ночь эти туши теперь зашивать.
– А что с той, у которой нога сломана?
– Я уже говорил техникам, что это дурацкий квест. Гостей не интересует спасение коровы, спасти ранчо от бандитов куда как заманчивее. Ну или самим сыграть в этих бандитов, перегрохать всю семью – и развлечься с дочкой фермера на сеновале. Драки, перестрелка – вот ключ к успешному квесту.
– Да уж, драки! Сегодня дошли до того, что дубасить друг дружку начали.
– Просто парень малость пришибленный на голову, но от этих людей искусства можно ожидать любых бзиков.
– Откуда ты знаешь, что он человек искусства?
– Да это же Рэйф из «Лас льямас». Моя жена убивается по их музыке. Только физиономию ему хорошенько подпортили, вряд ли поклонницам понравится его теперяшний видок.
– Ничего, оклемается за пару деньков. Ты лучше скажи, убирать нам перелом той треклятой коровенке?
– Не перелом, а растяжение. Придется. Чтобы завтра эта скотина снова упала и ее растянула. Бредовый квест, ну бредовый!
– Ну, этот Рэйф таки полез помогать корове.
– Что еще раз доказывает, что он пришибленный.
– Я не понял, вы чего языками здесь треплете? Кто на кухне будет убираться? Там целое побоище было.
– Вот нет чтобы дубасить друг друга на свежем воздухе! Кухню разгромить им надо было.
– И не говори…
Эл внимательно слушал всё, что говорили пришедшие люди в спецодежде, и наблюдал за их действиями. Когда наконец на кухне и во дворе всё было убрано, они понесли носилки с телами куда-то в сторону от ранчо. Там обнаружился подземный лифт.
«Удобно, – заключил Эл, идя вслед за ними. – Что же, погуляем по их центру, посмотрим, чем они там занимаются».
И техники уехали вниз, не зная, что у них появился сопровождающий в виде голограммы.
__________________
Oh boy...
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 00:42. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Gothic Game Online World - GothicGame.pw